Эпидемия «испанки», которая унесла от 2,5 до 5% населения планеты

Эпидемия гриппа “испанки” началась в 1918 году. Предполагают, что стартовала она в Китае – именно там, очевидно, произошла мутация вируса, ранее поражавшего только водоплавающую птицу. Но до сих пор никто точно не может сказать, почему вирус гриппа внезапно стал настолько смертоносным.

Это была, вероятно, самая губительная эпидемия в истории человечества: вирус унес намного больше жизней, чем самый кровавая на тот момент война – Первая мировая.

Сейчас считается, что от “испанки” умерло 20-50 миллионов людей по всему миру. Для сравнения, Первая мировая война унесла жизни приблизительно 15-ти миллионов человек. Эпидемия уничтожила 17 миллионов индусов (5% населения страны), 550 тысяч американцев, 400 тысяч французов, 260 тысяч японцев, 200 тысяч англичан. Но есть историки эпидемий, называющие и куда более крупные цифры: 100 000 000 человек. Пит Дэвис, написавший книгу “Дьявольский грипп”, полагает, что перепись населения в начале XX века была не столь частым явлением, а много регионов, пострадавших от гриппа, никто не исследовал.Эпидемия «испанки», которая унесла от 2,5 до 5% населения планеты

Известно, к примеру, что грипп убил 60% эскимосов Северной Америки. Эпидемия полностью стерла с лица земли некоторые племена Африки, население некоторых городов сократилось на 90%. Число жителей архипелага Фиджи уменьшилось на 14%, Западного Самоа – на 22%. Пожалуй, единственным крупным населенным пунктом, где гриппом не заболел ни один житель, был город Белм на островке в дельте Амазонки.

Этому заболеванию подвергся каждый 5-й человек, пандемия уничтожила от 2,5 до 5% населения планеты. Грипп серьезным образом ударил по армиям воевавших государств: например, в США болело 40% военных моряков и 35% солдат пехоты.

8 марта пандемия началась в США, в военном лагере, находившемся вблизи от Канзас-Сити. По официальной версии, вирус туда попал вместе с перелетными птицами. Сначала, утром, заболел повар, а к вечеру больными оказались более ста офицеров и солдат. Через 7 дней больные с подобными симптомами появились во всех штатах США. Немного позже очаги заражения обнаружились в Италии, Франции и Испании.

Война и сопутствующие ей плохое питание и гигиена, большая скученность людей и прочее – способствовали быстрому заражению все новых людей. Пандемия распространялась тремя набегами: март-июль 1918 (относительно малое количество смертельных исходов), сентябрь-декабрь 1918 (самая смертоносная волна) и февраль-апрель 1919 (в сравнении со второй число погибших было меньше).

Известные к тому моменту эпидемии гриппа уносили жизни примерно 0,1% больных. “Испанка” же оказалась в 25 раз более смертоносной! Грипп поражал представители всех народов, в равной степени, как богатых, так и бедных. Поразительно, что, прежде всего, заболевали молодые и здоровые люди, а дети и старики, обычно более подверженные инфекции, заболевали значительно реже и легче (прежде всего, погибали дети до 5 лет, молодые люди в возрасте 20-40 лет и пожилые люди в возрасте 70-74 года). Объяснить это  так и не удалось. Одна из теорий гласит, что более взрослые люди каким-то образом сумели “накопить” иммунитет, перенеся предыдущие эпидемии, а дети и подростки были более здоровы, чем предыдущее поколение.

Пандемия получила название “испанка” из-за военной цензуры, которая не позволяла газетам выносить на люди информацию об эпидемиях. Этим власти хотели, во-первых, не дать козырей военным противникам, а, во-вторых, уменьшить панику. Испания не участвовала в военных действиях, поэтому первыми о болезни сообщили испанские газеты.

Показательно, что газеты США, Канады, Великобритании и других англоязычных государств даже не называли “испанку” ее медицинским названием – инфлюэнца. Они использовали слово “грипп”, что можно перевести, как “болезнь”. Однако, больные так называемым гриппом кашляли кровью и задыхались, за что “испанку” прозвали “пурпурной смертью”, серьезно мучились, все это мало сочеталось со значением слова “болезнь”.

Очаги “гриппа” возникали вдоль карт коммуникаций —  железных дорог, в портах и так далее. Во многих странах по всему миру практически остановилось железнодорожное сообщение. Бывали ситуации, когда поезда просто останавливались в любом месте, потому что заболевал машинист. Большие проблемы были у почтовых служб.

В США отмечались ситуации, когда болезнь долгое время не добиралась до отдаленных поселков и отдельных ферм. Но, как только в богом забытом месте появлялся почтальон или полицейский, болезнь расцветала и там. Известно множество случаев, когда “испанка” убивала в первую очередь местных врачей, которые, естественно, первые вступали в контакт с зараженными. Поэтому, целые города оставались без медицинской помощи. Погибших было очень трудно хоронить – появлялись братские могилы, тела умерших сутками и даже неделями находились в домах и на улицах, и это создавало благоприятную среду для развития других смертоносных инфекций.

На многих островах в Тихом океане основной причиной смерти была не болезнь и ее осложнения, а голод: больные и выздоравливающие были настолько ослабшими, что были не в состоянии позаботиться ни о себе, ни о ближним. Из-за смерти взрослых многие дети остались круглыми сиротами, обеспечение их средствами к существованию в условиях страшной эпидемии было еще одной масштабной проблемой.

Борьбу с “испанкой” вели как целые страны, так и отдельные города с селами. Распространенным методом защиты от заражения вирусом были карантины. Альфред Кросби, автор труда “Забытая пандемия Америки”, рисует мрачную картину: отдельные группы людей создавали вооруженные патрули, которые советовали всем посторонним и заезжим, желавшим попасть на закрытую на карантин территорию, вернуться обратно – под угрозой расстрела. Во многих городах были закрыты театры, танцевальные залы и другие общественные места, порою даже церкви, причем в большинстве случаев они не работали весь год.

В одном из американских городков местное законодательство, стремившееся притормозить распространение эпидемии, приняло закон, который запрещал рукопожатия (удивительно, что тот законодательный акт забыли отменить, и он до сих пор действует, став одним из абсурдных законов). Даже в городах, где зараженных было не очень много, вводились новые правила быта. К примеру, магазины начинали торговать по новой схеме: покупатели оставались за пределами магазина и просовывали деньги со списком нужных ему продуктов или вещей в почтовый ящик или специальное окошко, а продавец выставлял покупки за дверь, не вступая в прямой контакт с покупателями.

Линетт Леццони, написавшая книгу “Грипп 1918 года”, описала множество способов борьбы с заражениями, которые пытались применять медицинские работники. В качестве основной меры предосторожности людям говорилось полоскать горло морской водой и носить респираторы, закрывающие нос и рот. Больных полагалось держать в тепле. Лечить болезнь предлагали теплыми компрессами на грудь, луком, чесноком, шпинатом, спаржей и даже керосином. Лекарств, которые могли действительно помочь заразившимся, в то время попросту не существовало, несмотря на то, что фармацевты на тот кон уже создали вакцины, которые могли вылечить дифтерию, сибирскую язву, менингит. Пытаясь победить эпидемию, медики и фармацевты наспех разработали множество вакцин от гриппа, но ни одна из них не подействовала.

“Испанка” протекала по нетипичной для гриппа схеме: в отличие от предыдущих эпидемий, почти у всех зараженных болезнь перетекала в пневмонию. Лечить воспаление легких тогда не умели, а антибиотики появились только лишь спустя десятилетие. Врачи даже не имели представления, что большие дозировки витамина С могут помочь победить болезнь. Аспирин был, пожалуй, единственным препаратом, который каким-то образом облегчал страдания больных. Однако тогда это было достаточно дорогое и редкое лекарство. Тем более, аспирин выпускала только Германия, что делало поставки этого препарата противникам Германии практически невозможным в условиях военного конфликта. Была и еще одна проблема – мнение общества. Джина Колат, которой принадлежит исследование “Грипп: история великой пандемии”, рассказывает о том, что, так как причины начала эпидемии были неясны, в американском обществе стало популярным мнение, что немцы добавляют болезнетворные бактерии в таблетки аспирина.

Вообще “испанка” породила огромное количество слухов. СМИ распространяли информацию о немецких шпионах, которые доставляли вирус в ампулах в другие страны и отравляли воду. В распространении эпидемии винили даже  большевиков и анархистов. Курение также считалось способом избежать болезни. Предлагались и более нетрадиционные методы борьбы с эпидемией – например, специальные обряды вуду и сушеные куриные желудки.

В настоящее время полагают, что многие вирусы, вызвавшие крупные эпидемии гриппа в XX веке- прямые потомки “испанки”. В 1976 году в США скончался военнослужащий – в его крови обнаружили вирус, который очень напоминал возбудителя “испанки”. Этот случай стал поводом для начала широкомасштабных программ по защите населения от гриппа. К счастью, “испанка” не вернулась.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 3 =